rakushki: (путешествия)
Севилья побила все рекорды по узости улочек и по нервотрепности поисков отеля. Тем обиднее было наблюдать со стороны за неторопливо текущую под апельсиновыми деревьями и уютными желтыми фонарями вечернюю жизнь. Смех, разговоры, негромкая музыка, запах жареного мяса и вина, и булыжная мостовая выглядит по обыкновению натертым до блеска паркетом, а домА – театральной декорацией. Всё как будто бы знакомо, но одновременно загадочно. И неизменно заманчиво.

Read more... )Ну вот. А теперь иду разбирать фотографии, а то безобразие, действительно.



rakushki: (путешествия)
Про дорогу из Испании в Португалию я не хочу вам расказывать без картинок. Cлова все равно ничего не скажут, кроме „очень красиво“ на разные лады.

Удивительным образом португальский берег реки Доуро оказался более ухоженным, чем испанский. А португальский язык показался на первый взгляд каким-то пьяноватым вариантом испанского. „У“ на месте „О“, а вместо кокетливой испаснской шепелявости, шмешное шипение, как будто язык не ворочается. „Штул и штол“. И еще „бом“ вместо „бон“. Впрочем, очень мило. Может, не пьяноватый, а просто детский? А я-то сначала было подумала, что языки совершенно не имеют ничего общего. Это „спасибо“ меня ввело в заблуждение: попробуйте-ка найти общие черты у „грасиас“ и „обригадо“.

Read more... )


Окончание следует.

rakushki: (путешествия)
По дороге и Андорры в Сарагосу нечаянно заехали как будто бы в Колорадо, оттуда в тоскливую Небраску, потом в Неваду и даже чуть ли не в Юту, но потом все равно оказались в Небраске. Совсем забыла, что не показывала вам еще те пейзажи. Но покажу, и те, и это, чесслово :)

***
А про Сарагосу что вам рассказать? Она дама с характером.
Read more... )


Продолжение следует.

rakushki: (путешествия)
В этом году мы решили повторить наши американские подвиги в южной Европе. Как мы это любим: двигаться быстро, смотреть цепко и, по возможности, совсем не спать.

Ну, вы знаете: разматывать серые нити дорог, пожирать мили, разменивать города на моря и океаны, леса на горы, и не оборачиваться, не оборачиваться. И да, ветер в лицо, чуть не забыла.

В общем, всё получилось, как планировалось. Выводы удивительны в своей свежести и новизне, вы просто ахнете.

Read more... )Продолжение следует :)

rakushki: (Tracht)
К Трибергу мы подъезжали уже в настоящей густой темноте. Городишко встречал нас хорошей погодой и огромным, невообразимым «хвостом» из автомобилей и туристических автобусов. Вообразите: все эти люди приехали на здешнюю ярмарку! Самые последние в этой очереди были припаркованы километрах в пяти от города, на горе. Там же нас тормознули какие-то добровольные помощники полиции в катафотных жилетах и потребовали немедленно припарковаться. Город, мол, переполнен и парковаться там негде. Но мы заявили, что хотим в отель и поехали дальше.

Скажу вам честно, на ярмарку мы не собирались. Но такое количество народу… и все туда… всё-таки, там наверное классно… а дождя нет, не то что вчера… и у нас еще остались бесплатные билеты…

Короче говоря, можете смеяться, но мы поперлись туда ещё раз. Явно, поддались на массовый психоз.

Да, кстати, парковку мы в городе нашли. Просто уехал кто-то и освободил нам местечко.

Ну и вот. На ярмарку дубль два. Народу действительно много:

всё, больше не придумываются названия для подкатов. )

Всё :)


rakushki: (Tracht)
Вот. Тут бы мне и закончить про Фрайбург, но осталось еще кое-что. Я, по обыкновению,  наткнулась на россыпь забавных фигурок в витрине и... в который раз радуюсь, что фотоаппараты не надо "кормить" плёнкой и благословляю изобретателя цифровой фотографии. Правда, магазин по случаю каникул был закрыт, но когда снимаешь витрины, как бы забираешь всё себе, правда?

Сначала про кошек. Вам этот хвостатый никого не напоминает? :)



И еще целая куча... )
rakushki: (Tracht)
Красоты Фрайбурга )

Сейчас там, как я поняла, проводятся всякие собрания-заседания. А мы прятались под арочками от накрапывающего дождя.
rakushki: (Tracht)
Наш второй день в Триберге начался с дождя. День начался, дождь продолжился. С неба лило всю ночь, и прекращаться, похоже, не собиралось. Мы решили плюнуть на оплаченную вторую ночь и после завтрака отправиться домой. Завтрак, между нами говоря, тоже заслуживает особого упоминания. Снова и снова говорю применительно к удивительному отелю «Zum Bären»: такого я ещё ни разу не видела. И надеюсь больше никогда не увидеть, честно. Колбаса, сыр, хлеб и кофе во время завтрака были по выдаче! Вот по кусочку колбасы, по кусочку сыра, по два кусочка хлеба на брата – и всёоооо! Норма! Зато консервированного апельсинового сока можно было выпить сколько влезет.

Но зато тем временем внезапно прекратился дождь. Как будто какой-то небесный сантехник наконец-то добрался до лопнувшей трубы. И мы решили пока не уезжать. Попозже. А пока, может, даже в музей сходить. Но нет, в музей – это уж совсем в крайнем случае, а вот здесь недалеко, сказал Лёшка, есть самые большие часы с кукушкой в мире. Первые самые большие часы с кукушкой. То есть, обычных-то мы уже накануне, дай боже, повидали, а вот самых больших – ещё нет.

И мы поехали. Совсем близко оказалось.

Самые большие в мире часы с кукушкой оказались просто самым маленьким в мире домиком.

вот... )




rakushki: (Tracht)
...и вот мы на знаменитой трибергской ярмарке.



Эта речка образуется из водопада, между прочим. Ð это – дорога к водопаду: )


rakushki: (Tracht)
А сейчас я вам ещё больше этой красоты покажу, потому что мы замучились гулять взад-вперед и решили зайти в тот розовый магазин, который я вначале просила вас запомнить. Сюда:



И началось: )



rakushki: (Tracht)
Маленькая ремарка: внезапно обнаружила, что не написала, когда происходило наше прекрасное приключение. Так вот, пишу: 25 и 26 декабря прошлого года. В этом посте речь пойдёт о двадцать пятом.

Так вот. Шли мы шли,  и наткнулись на таких вот чудиков:




Вы скажете, китч, а мне они чем-то симпатичны.  )
rakushki: (Tracht)
В этом году мы соблазнились рассказами наших друзей о том, как в прошлом году они ездили сразу после Рождества в городок Триберг на знаменитую ярмарку с шоу «Рождественское волшебство».  Решили, что мы тоже хотим. В инете нашлось заманчивое предложение, от которого невозможно было отказаться: две ночи в трибергском отеле «Zum Bären» с завтраком плюс билеты на два шоу. За цену не то, чтобы очень низкую, но приемлемую.

Ну и вот, поехали. Триберг – это городок в Шварцвальде, в паре-тройке часов езды от Штутгарта. То есть, вы понимаете: ночёвки там нам были совершенно лишними. Но… не знаю, охота – пуще неволи.

Так вот, Триберг. Он затерялся бы среди сотен таких же маленьких захолустных городишек Шварцвальда, если бы ему не посчастливилось расположиться рядом с самым высоким водопадом Германии. Вообще-то водопад этот, хоть и высокий, но довольно-таки хилый. Я видела фотографии: ручеёк ручейком. Ну да, с высоты падает…

Но тут кому-то из предприимчивых жителей города пришла в голову гениальная мысль: а давайте-ка мы вокруг водопада устроим Рождественскую ярмарку! И она, как в остальной Германии, не будет заканчиваться накануне Рождества, а будет продолжаться до самого Нового Года! А на водопаде будем устраивать «огненное» шоу! Огонь, вода – красивое сочетание. Сказано – сделано. И потянулись туристы, и разрослись магазинчики, гостиницы, рестораны…

В общем, сейчас Триберг - это одно из самых туристических мест Германии. Правда, мне кажется, что этот городок пережил свой расцвет, потому что гостиница, в которой мы остановились… как бы вам сказать? – Кажется, знавала лучшие времена. Построенная, судя по стилю, в шестидесятых – семидесятых годах прошлого века, она уже лет двадцать настоятельно требует ремонта. Да и вообще, будем откровенны: в такой дыре я не жила, кажется, ещё никогда. Двадцатидолларовые мотели где-нибудь в пампасах Аризоны в десятки раз удобней и комфортабельнее, чем этот, с позволения сказать, отель, в центре, с позволения сказать, Европы. Для начала с нас потребовали полную оплату наличными (кредитку здесь, похоже, и в руках не держали). К тому же, зачем-то заставили заполнить целую анкету, как будто мы просили политического убежища у этого «У Медведя». Дальше – больше. В номере нас встретили скрипучие кровати – три штука, перекошенный шкаф и облезлый стол со стулом, всё по одной штуке. Никаких следов телевизора, не говоря уже о таких излишествах, как кофеварка или, там, портативный холодильник. Ой, да какой там холодильник! В ванной… то есть в душевой не было ни фена, ни мыла. Полотенца – влажные. Кроме того, стены в этой халабуде были картонными. То есть, в самом прямом смысле этого слова. Ночью я слышала не просто голоса из соседнего номера. Я слышала абсолютно КАЖДЫЙ ЗВУК, раздававшийся из-за стены. Но это я уже забегаю вперёд. В тот момент мы еще только слегка пересмотрели свой взгляд на дешевизну этого отеля. Но обещанные билеты на шоу лежали на столе, мы забрали их и, рассуждая о том, что мы не телевизор сюда смотреть приехали, пошли смотреть город. Потому что ярмарка открывалась только с наступлением темноты.

А город вокруг отеля представлял собой довольно жалкое зрелище. Пыльные витрины закрытых сувенирных лавок, с их жалким вычурным содержимым, уже довольно выгоревшим. Закрытый солярий, переехавший зубоврачебный кабинет, с одиноким устрашающим креслом за голым витринным окном… В общем кругом разруха и запустение. Только турецкие забегаловки жили и процветали, как ни в чем не бывало.

Но буквально через тридцать шагов по улице начался как будто бы «центр» города и картинка совершенно изменилась.

как водится, целая куча картинок )

… и там наткнулись на таких вот красавцев...

Ого, какой огромный постище получился! Нет уж, про красавцев - в следующий раз! ;)




rakushki: (путешествия)
В прошлом году все как сговорились прямо: съездили в Хорватию и как давай её хвалить. И дёшево там, и прекрасно, и еда такая вкусная... И дёшево. Ах да, это я уже говорила.

Вот так все рассказывали-рассказывали, и тогда мы подумали, а мы что, рыжие? Ну да, нам было актуально, что дешево, у нас ребенок учится на права и всё такое.

Ну и поехали в Хорватию. То есть сначала решали, куда поехать. Хорватия, конечно, страна небольшая, но все-таки не такая уж маленькая, чтобы можно было ее проскочить за день из конца в конец. Так что надо было определяться с местом. Можно было бы назаказывать себе комнат в гостиницах в разных городах, чтобы не сидеть на месте. Hо Ромка попросил, чтобы в этот раз отпуск был «chilled», то есть расслабленным. Ну, на пляже поваляться, в море покупаться... Изредка, мама, не всё время, - поспешно добавил он, глядя в мои вытаращенные от возмущения глаза и предупреждая возмущённую тираду, для которой я уже набрала воздуха.

Так что надо было решаться на что-то одно. А я совершенно не знала, на что мне решиться. С одной стороны хотелось на какой-нибудь необитаемый  малонаселённый островок в Долмации, чтоб тихо и безлюдно. С другой стороны, было понятно, что дольше пары дней наслаждаться одним и тем же морем – это мы вмиг осатанеем. А жить на островке – это значит быть привязанным к парому с его расписанием. Не поездишь по городам и весям с утра до ночи. На это мы пойтить не могли, поэтому от идеи с островом отказались. И нашли себе квартирку в Истрии. С розами во дворе и видом на маленькую бухту с крошечного белого балкончика. В небольшом прибрежном городе по имени Рабац.

А потом поехали.

…и вот тут я понаписала разного «полезного» про Хорватию и Истрию. Про дешевизну, с которой мы, конечно же пролетели, потому что все, кто про нее рассказывал ездили, разумеется совсем в другую страну, и сравнивали с другим. Ну, это я немного вам извилины заплетаю в духе сэра Макса и его Автора.

А уж про то, что обедать надо ходить не в пляжные рестораны, а в какие-нибудь придорожные харчевни, где порции велики, а цены – наоборот, про это знают все путешественники и просто мало-мальски соображающие люди.

Так что как понаписала, так и стёрла.
Потому что скучно мне. И неинтересно.
Но если вам зачем-то надо «полезное», вы только скажите, я сразу выложу.

Вот про истрийскую кухню, может и напишу как-нибудь. Если к слову придётся. Хотя я не всё попробовала, конечно.

А сейчас давайте лучше про саму Истрию.

Истрия – это северная часть Хорватии и одновременно полуостров в Адриатическом море, и вообще по-хорватски называется Истра. А Истрия – это по-итальянски. Самая высокая вершина полуострова весело называется Учка, а горный массив к ней – Карст. И пещеры там, понятное дело, карстовые.

Первые поселения появились в Истрии еще в Палеолите, но история ее пишется, начиная с бронзового века. Тогда на эти берега пришел и поселился загадочный народ истры, промышлявший рыболовством, пиратством и торговлей. Tакие южные викинги.

Потом сюда пришли греки, за ними римляне, которые в 177 году до н.э. покорили Истрию окончательно, и свободные истрийцы стали гражданами Римской Империи. Когда Империя пала, Истрия досталась на разграбление готам и лангобардам, а в 789 году стала частью франкского королевства.

Через шесть веков на полуостров пришли славянские племена, но они не стали никого вытеснять или ассимилировать, а просто поселились рядом с романским населением, делясь своими обычаями и перенимая чужие традиции.

Некоторое время Истрией владели местные князья, пока она наконец не была присоединена к Венеции. Это было прекрасное время. Страна пережила необыкновенный культурный и экономический расцвет. В наследство от тех времён остались прекрасные дворцы, виллы и храмы.

В 1797 г. Венецианская Республика пала и Истрия была присоединена к Австро-Венгрии.

С 1805 по 1813 год здесь стояли наполеоновские войска.

В 1813 году Истрия снова отошла к Габсбургской монархии.

После Первой мировой войны Истрия досталась Италии (Далмация же вошла в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев, позже Королевство Югославия). Итальянцы назвали новую провинцию Венеция-Джулия и подвергли население жёсткой итальянизации. Были запрещены все языки, кроме итальянского. Местная культура подверглась гонениям. По распоряжению Муссолини в Истрию было перевезено полсотни тысяч итальянских «колонистов».

После Второй мировой войны, полуостров отошёл к Югославии. И тогда этноязыковая политика развернулась на 180 градусов. Теперь уже итальянский язык и его носители подверглись гонениям. К 1956 году практически все итальянцы покинули Истрию. И на полуострове осталась почти половина от прежнего его населения.

А после распада Югославии кусочек Истрии достался Словении…

Большие войны до Истрии ни разу не докатывались. Ни их последняя гражданская, ни Вторая Мировая… Про Первую Мировую я искала-искала, ничего не нашла. Думаю, тоже выдохлась по дороге.

Наш квартирный хозяин рассказывал со смехом: „Я родился в Италии, большую часть жизни прожил в Югославии. Теперь живу в Хорватии. При этом ни разу не переезжал!“ Ну, нам это, в принципе, знакомо.

Про язык Википедия говорит нам, что взаимопроникновение славянской и романской культур создало уникальную этно-языковую композицию. Но я в таких тонкостях не разбираюсь, мне язык кажется славянским и частично интуитивно-понятным. Причём мне показалось, что мы понимаем хорватов в целом и истрийцев в частности лучше, чем они нас.

Я подозреваю, это потому, что хорватский ближерусского к «общеславянским» истокам и нам легче интерполировать, чем хорватам экстраполировать. На мой вкус, самый лучший пример, это слова «улаз» и «излаз». Угадаете, что они означают? – Ну, вход и выход же! Всё ясно. Есть, конечно, такие слова, которые просто так не угадаешь. «Соба с доручком» означает «комната с завтраком». А вотcлово gušter –  ящерица вообще ни на что не похоже... Это нам пришлось долго объясняться . Но «маленький динозавр» был хорошей подсказкой. А вообще, Лёшка снова проявил своё гениальное языковое чутье и практически всё понимал и даже говорил.

А вообще, меня немного удивило, что в Истрии нам встретилось очень немного людей, говорящих по-русски. Люди средних лет и старше знают немецкий, а молодёжь склоняется к английскому. И мой великодержавный шовинизм остался в разочаровании.

Теперь, как положено, про людей. Все и всегда рассказывают, какие прекрасные в Хорватии люди, какие тёплые и радушные, и родственные, и внимательные, и всё такое прочее. И тут я не стану исключением и тоже скажу: да, люди очень общительные. Южные, тёплые (даже горячие) люди. Обнимут, расцелуют, тут же обманут, облапошат... Ладно, шучу. Почти :) Люди действительно очень приветливы и настроены на дружеское душевное общение. Меня, правда, немного смущает, когда незнакомые люди ни с того, ни с сего проявляют ко мне тёплые чувства и начинают оказывать какие-то неоговорённые ранее услуги. Мне проще, когда все услуги – строго по договору, а бонусом – разве что приветливая улыбка. Иначе мне становится немного неспокойно: а чего от меня ждут в качестве «отдарка»? Денег, услуг? Вот если квартирный хозяин приносит мне миску черешни из собственного сада, я сразу начинаю думать о том, как же нам теперь его отблагодарить?

К чести истрийцев в целом и нашего квартирного хозяина в частности, должна сказать, что ничего от нас не потребовали, черешня, хорошее отношение и приглашение в гости были результатом чистых помыслов и доброго сердца. Я даже почувствовала себя слегка пристыженной. Потому что себе и немногим близким я позволяю ни с того ни с сего проявлять сердечную и безвозмездную склонность, а других отчего-то подозреваю в разных умыслах.

И вообще, наш квартирный хозяин был совершенно замечательным дедом. Неожиданно для своих 73-х лет – полиглотом. Ну, почти полиглотом. И на английском немного мог, и на немецком, и на русском. Русский, правда, у хорватов забавный: пара слов на русском, а дальше – пошел хорватский. В надежде на то, что сойдёт за акцент и всё одно поймут.

А жена его удивила меня неожиданно хорошим немецким. В школе учила, говорит. Хорватские пожилые женщины вызывают у меня жалость и нежность. Они – как наши бабушки, а не как европейские дамы в золотом возрасте. Дамами я восхищаюсь и любуюсь, над бабушками мне плачется. Возможно, потому что близко мне общаться с бабушками не пришлось, я не увидела в них ни малейшей агрессии или злости. Трогательные, и всё.

А вообще всё, что я понаписала тут – полная чепуха. Истрия – это старинные крошечные города, гордо смотрящие с гор в долины, где вспоминаешь, что город потому и город, что огорожен. И где которых кругом осколки то Древнего Рима, то Венецианской Республики, и вдруг внезапно – хлоп! – и Советского Союза. Это до безумия изумрудная Адриатика, с белыми кораблями и оранжевыми буйками. Это горные дороги с жарящимися на вертелах молочными поросёнком по обочинам. Это пещеры, похожие на волшебные замки, это покрытые лесом горы, это зеленые острова.

А Велика Капелла (это другая часть Хорватии, там мы тоже немного были) – это ужасающие мёртвые деревни и ужасающе хорошо сохранившиеся доты. И в то же время - веселые ручьи, реки, водопады, текущая ото всюду вода, мельницы и невообразимый каскад Плитвицких озер.

И про это будут фотографии :)

rakushki: (Default)
Итак, Стреза. Если вы, дорогие друзья, соберетесь приехать на Лаго Маджоре, лучше всего жить в этом городке. Путеводители рекламируют его как нечто особенное, но... В общем, конечно, у Стрезы богатая история и всё такое, но город уже настолько прогнулся и изогнулся под туристов, что по-настоящему историческое там с фонарем придется искать. А так город состоит из отелей, магазинчиков, ресторанов и порта. Есть еще, правда, краеведческий музей (туда как раз надо за фонарем зайти ;)), несколько узеньких улочек и аутентичных вилл и набережная. Набережная, кстати, немного странная, чтобы подобраться к ее самой красивой части, надо дойти до конца, упереться носом в забор, свернуть налево, пройти по асфальтовой дороге, свернуть направо и дальше, мимо автостоянок - прямо в парковую часть набережной. И оттуда будут самые красивые виды на озеро и острова.

всякие разговоры, опять без картинок )


rakushki: (Default)
 Сижу и думаю: с чего начинать рассказ про Лаго Маджоре? Ну не с того же, как мой муж увидел в журнале с телепрограммой на две недели красивые картинки с домиками, пальмами, мостами и островами, прочитал прилагающийся текст и сказал "о, туда тоже надо съездить!", а я согласилась, еще даже не взглянув на картинки? Нет, такое начало никуда не годится, надо начинать с географического положения. 
 
Итак, Лаго Маджоре - это озеро на границе Швейцарии и Италии. Четвертинка его принадлежит Швейцарии, остальное - Италии. И всё вместе - Альпам, точнее говоря, Ломбардским Альпам. Древний ледник прошел здесь, пропахал, оставил след, в след налилась вода... Всё как обычно. В результате на высоте 193 м над уровнем моря получилось озеро в живописных берегах, длиной 66 км, шириной до 10 км, площадью 212,5 кв. км, глубиной  до 372 м.  С островами и островками.
 
Read more... )
 
И дующие на Лаго Маджоре ветры тоже называются очень романтично: ветер с озера - трамонтана (утренний, "из-за гор")  и на озеро - инверна (вечерний, "северный"). 
 
Ну и вот. Зарезервировали мы отели, собрались и поехали. К Лаго Маджоре нам подъезжать с севера, сначала пару часов ехать по Германии, потом по Швейцарии... В Швейцарии платные автобаны, пропуск-vignetta стОит где-то порядка тридцати евро, причем нельзя купить виньетту, скажем, на неделю или на месяц, можно только на год. И не волнует, что вы там по этому поводу себе думаете. Не нравится - крадитесь по славной стране Швейцарии окольными дорогами. Или хоть вообще не приезжайте, подумаешь, никто не заплачет. Швейцария не церемонится с туристами. А про тамошние штрафы я, если захотите, расскажу отдельно. 
 
Моему мужу vignetta перепала бесплатно, так что мы теперь, похоже, будем при любой возможности кататься по Швейцарским автобанам. Туда-сюда, туда-сюда, из принципа :)
 
Но к Лаго Маджоре мы ехали вполне целенаправленно, слушали местное радио, где говорят на Schwizerdütsch, таком вроде бы немецком, но почти непонятном, только по смыслу можно что-то угадать, а потом вдруг - раз - и переходят на вполне приличный "южный" дойч, потом на немецкий с французским акцентом, потом на французский, потом на итальянцкий, потом обратно на свой забавный свитчердюч. И песенки передают старые, трогательные...
 
Долго ли коротко мы ехали, а вот въехали в кантон Ури, и наконец-то Альпы показали нам свои вершины, приспанные легким снегом, как сахарной пудрой. И идиллические домики с пасущимися коровками в долинах, и негде остановиться, чтобы сфотографировать. Мол, заплатил за автобан, так ехай и не придуривайся. Хотела было поснимать через лобовое стекло, но об него размазалось к тому моменту уже столько насекомых - камикадзе, что всё было зря. Фотографы-в-нас загрустили.
 
Но вот выехали к изумрудному озеру Urnersee, остановились и слегка утешились. Там было не очень много идиллических домиков, зато много и воды, и неба, и присыпанных сахарным снегом вершин, и пароходик, и мост... 
 
Потом полезли выше в горы, там начались тоннели, я терпеть не могу тоннели, но знаю, что без них никак. Не только потому, что иначе дороге через горы не пробиться, но еще и потому, что если слишком долго смотреть на окружающую красоту, то голова может закружиться, и как же тогда ехать по серпантинам?! Ведь в горах если не тоннель, то серпантин - третьего не дано. И вообще я придумываю, что тоннели наверняка проложили трудолюбивые швейцарские гномы. Жаль, конечно, что всё там такое ровное, гладкое и идеальное, совсем не гномское. Но я прикрываю глаза и уже почти вижу вместо гладких бетонных панелей шершавые стены пещеры, вместо неонового света - свет масляных ламп... Скорость, конечно, у нас не пещерная, но пусть как будто мы передвигаемся под землей на волшебной скоростной повозке гномов, у них наверняка есть такие.
 
А дальше закончились фантазии и началась пробка. О которой нас почему-то не предупредило ни радио, ни наша навигационная система. 
 
Пробки, надо вам сказать, я не люблю еще больше, чем тоннели. Но самую сильную мою неприязнь вызывает пробка в тоннеле. Если честно, то даже скорее всего панику вызывает. Хорошо еще, что "наша" пробка образовалась на открытом месте. Потом-то мы узнали, что она была как раз для того, чтобы не стоять в тоннеле. Начало мая в Альпах - это, знаете ли, время большой воды, и несмотря на все трубы и дренажи, она иногда затекает, куда ей не положено. Из-за этого один большой тоннель далеко впереди нас был наполовину перекрыт, и для того, чтоб машины не скапливались прямо там, их допускали к его входу порциями.
 
Вот так мы и двигались: едем-едем, ползем-ползем, стоим-стоим-стоим, едем-ползем-ползем, стоим, едем, стоим-стоим...
 
И так два часа с лишним. И ведь не съедешь никуда: "отсюда одна дорога" (с). А потом вдруг смотрим - съезд! В направлении местечка Wassen, ну и какая разница, лишь бы вон из этой маеты. У нас же навигация, выведет куда-нибудь.
 
И правда, к городу Локарно (см.карту) можно было проехать по еще одной дороге, горной, через перевал. И мы двинулись по крутым серпантинам: подъем - поворот - подъем - поворот. Карусель. Обожаю карусели. Особенно когда вокруг открываются такие удивительные виды.
 
Как-то незаметно мы поднялись выше границы вегетации, деревья куда-то пропали, зато вечные снега спускались теперь к нашим ногам. JPS, между прочим, то и дело теряла нас из виду между гор, и навигационная система периодически советовала нам то повернуть назад, то свернуть в пропасть. И было слегка страшновато потеряться, и захватывало дух от окружающей красоты. Если у вас будет возможность, обязательно поднимитесь в Альпы в начале мая-месяца. Там всё тает, на каждом шагу бросаются вниз головой с отвесных гор маленькие, но бурные водопадики, шумные болтливые речки выпрыгивают из-под ледовой корки, чтобы через пять шагов снова спрятаться под лёд. 
 
А потом мы вдруг неожиданно (как всегда - неожиданно) выскочили на относительно плоское место, этакую седловину и выяснили, что та самая дорога через перевал закрыта. Видимо, на просушку. Очень хотелось начать кому-нибудь доказывать, что мы, на нашем внедорожнике, проедем даже по непросохшей дороге, но из слушателей в наличии был лишь шлакбаум, и нам пришлось повернуть обратно. Прежде, чем вернуться обратно на карусельный серпантин, проехали через какой-то маленький городок. Очень забавно было видеть на его улицах снег. Вообразите: светит солнце, двадцать градусов тепла, а  на обочинах аккуратно почищенных улиц лежат не думающие таять сугробы. В человеческий рост . 
 
Но так или иначе, вернулись мы в опостылевшую пробку, сцепили зубы и тыр-пыр, тыр-пыр доехали потихоньку до ее конца. Выскочили на, что называется, оперативный простор и быстренько оказались в итальянской части Швейцарии. Да, мне и раньше было известно, что в этой стране три официальных государственных языка плюс еще какой-то загадочный ретророманский, но все равно, когда появились указатели на итальянском, я от души удивилась.
 
А дальше мы свернули с прямого пути и снова стали подниматься выше и выше в горы, что вокруг долины Verzasca (все пишут по-русски "Верзаска", но режьте меня на куски, по-итальянски это звучит "Верцаска", по немецки - "Верцаска", и я буду писать и говорить именно так), проехали мимо "Дамбы Джеймса Бонда", 220-метровой бетонной хреновины плотины, откуда в фильме "Золотой глаз" сигал вниз Пирс Броснан. Сейчас любой может повторить этот подвиг и тоже совершить банджи-джамп с середины дамбы. 
 
 
Интересно, что когда смотришь сверху, кажется, что резиновый канат, к которому привязывают прыгающего за ноги, висит опасно близко к бетонной стене и к скалам. Так близко, что в конце прыжка начнешь раскачиваться и неминуемо шарахнешься обо что-нибудь такое, каменное. И разобъешься, расплющишься в лепешку. Но если высказать свои опасения владельцу банджи-джампинга, он смеется и обещает вернуть деньги за прыжок назад, если вам во время прыжка посчастливится чем-нибудь чего-нибудь коснуться. До сих пор еще никому это ни разу не удалось. Или тех, кому удалось, просто больше нет среди живых :)))
 
Но всё это мы видели по телевизору, а сами даже не остановились, чтобы сфотографировать дамбу. Зачем? Мы не фанаты ни Джеймса Бонда, ни Пирса Броснана, прыгать не собирались, платить пару сотен швейцарских денег за прыжок - тем более. Ну, и огромная бетонная фиговина, перегородившая прекрасную живописную речку, не вызвала в нас каких-либо эстетических порывов.
 
Наш путь лежал выше, много выше, по узким серпантинам, к древней деревушке Лавертеццо, где дома сложены из местного серого камня, украшены фресками и лепятся к склонам, как ласточкины гнезда. По дороге проехали мимо деревень Сан Антонио и Сан Бартоломео, которые тоже все сложены из серого камня и тоже под невероятным углом карабкаются в горы, но они абсолютно жилые и совершено не мемориальные. Их трудно фотографировать, потому что на этой дороге категорически негде остановиться: одна полоса в каждую сторону, и никакой обочины. Меня мучил вопрос: как, как сюда приезжают местные жители?! Парковок на подъезде к деревне очень мало, вот буквально две или три, другой дороги сюда тоже нет, вертолетной площадки не видно... Возможно, с другой стороны горы проложены тайные тропы для мулов? Или здесь летает рейсовый дирижабль? Или у каждого жителя припрятан в подвале небольшой выцветший ковер-самолет? А у некоторых, глядишь, и ступа с помелом? А может быть... ну, недаром же эти домики лепятся к горе, как ласточкины гнезда? - Возможно, жители время от времени расправляют стрижиные крылья... Или, еще лучше, перепончатые, как у летучей мыши...
 
Ларчик, как всегда, открывался проще простого: по этой узенькой извилистой улице ходит автобус. Кажется, почтовый. 
 
Но все равно фотографировать там сложно. Вот я, например, до сих пор страдаю, что не сфотографировала еще одну деревеньку, в ней было даже кафе с открытой террасой и гирляндой из лампочек. Кафе опять же было сложено из местного серого камня и как бы висело над дорогой, прилепившись к скале. Но всё это дело было на повороте, и никак не остановиться!
 
А еще, конечно, надо было зайти внутрь, например, Сан Бартоломео и полюбоваться вблизи на их знаменитую церковь с фресками... Но, знаете, там такое всё узкое и маленькое, ступенечки, переулочки, калиточки эти, что кажется, будто без спросу врываешься местному жителю прямо в дом. Шастаешь там везде с фотоаппаратом, бесцеремонно заглядываешь в шкафы и кастрюли... В общем, застеснялась я.
 
Но в Лавертеццо мы зашли. Там ровно одна улочка. И церковь. И ступени с прорастающей сквозь них травой. Всё обитаемое, совершенно точно. Потому что и огородик, и палисадничек, и калиточка с табличкой "частное владение".
 
А сразу за Лавертеццо - знаменитый каменный мост через реку Верцаска. Ponte Dei Salti - Мост Прыжков или что-то в этом роде, почему-то называемый римским, хотя он совершенно не римский, вот ни грамма. Верцаска, кстати, в этом месте очень быстрая, шумная и кристально-чистая. Нет, правда, эта вода славится своей поразительной чистотой и прозрачностью. У нее, понимаете ли, повышен РН, поэтому ни рыбы, ни водоросли, ни микроорганизмы в ней не живут. 
 
И камни тут, как полосатые леденцы...
 
На обратном пути я обратила внимание, что здешние тоннели и галереи со стенами из дикого камня трудолюбивые гномы сейчас облицовывают гладкими бетонными плитами. Ах, как жаль.
 
Потом мы снова вернулись на нашу "магистральную" трассу, и скоро уже двигались вдоль озера. Слева - вода и острова, справа - высокий берег с виллами и отелями, заплетенными плющом и диким виноградом. Потом вечер перешел в свою синюю фазу, и мы увидели два знакомых по картинкам Боромейских острова, уже немного подсвеченных желтым, идеально отражающихся в синей воде на фоне синего неба. И надо было бы, конечно, остановиться, расчехлить штатив и снять всю эту невообразимость, но... мы устали, мы хотели поскорее в отель. Ах, снимем завтра, сказала я. Но такой синевы нам не досталось ни завтра, ни после завтра, до сих пор не могу себе простить.
 
Скоро замигал нам приглашающе своими огнями город Стреза, видите его на карте? Там мы поселились в отель на набережной, съели в ближайшем ресторанчике по пицце, запили графинчиком vino del casa и еще немножко прогулялись по темной набережной, смеясь неизвестно чему. А потом вернулись в отель и упали спать.
 
Уф, как многабукв получается. Прервусь, пожалуй, ненадолго. В следующих выпусках (в перерывах между обработкой фотографий) напишу про отели на Лаго Маджоре и про туристические вылазки. Надаю, против своего обыкновения, полезных советов :) и всё такое. Фотографии - чуть позже.

Amsterdam

Apr. 21st, 2012 06:25 pm
rakushki: (travel)
Помните, как говорила девочка Алиса про мореустройство? Море, говорила она, всегда устроено так: вокзал, потом пляж, потом море.
 

А большие города, скажу вам я, по крайней мере те города, в которые мне доводилось въезжать на автомобиле, всегда были устроены так: сначала съезд со скоростной трассы, потом новые районы разной степени невнятности, а потом уже и сам город.
 
Но вот в Амстердаме всё было по-другому. Мы въехали в него сразу, прямо с автобана, сразу оказались на берегу канала, сразу в окружении его забавных домиков, очень разных, но все-таки очень подходящих к друг другу по настроению и стилю. И построенных с разной долей прекрасного безумия.
 

Никогда не забуду большой дом, на один из эркеров которого была нахлобучена жестяным остроугольным колпаком крыша. Блестящий такой колпак, не от холода, не от дождя или ветра, а просто повеселить народ. И сухие плети плюща вокруг, как растрепанная шевелюра. И окошки, кажется, подмигивающие прохожим. Я немедленно захотела вернуться к этому дому, сфотографировать его со всех сторон, но конечно же не вернулась. Потому что мы тут же выскочили на следующую улочку, оказались на перекрестке из трех горбатых мостиков, и домики, один чудеснее другого, обступили нас со всех сторон… А нам надо было еще отыскать свою гостиницу. Сейчас мне немного жаль, что я не сфотографировала этот околпаченный дом, но с другой стороны, может, если бы я попрыгала вокруг него, щелкая затвором, завершила бы, что называется, гештальт, то он бы перестал для меня быть моим личным символом Амстердама, подмигивающим, смеющимся, немного безумным. Возможно даже слегка обкуренным :)
 
 
Но вообще, Амстердам полон символов. Вот просто куда ни повернись, всюду символы. Из общеизвестных – каналы, мосты, дома на сваях, «растущие», как в Венеции, прямо из воды, велосипеды, кофешопы, где продаются легкие легкие наркотики и галлюциногены, фирменное дружелюбие и толерантность жителей, красные фонари, Ван Гог, Рембрандт, плавучие дома, бриллианты… Наверняка что-то забыла, наверняка. Зато у меня ко всему этому в придачу появилось несколько своих личных символов этого города, я вам про них еще расскажу.
 
 
Да, а сыр-тюльпаны-мельницы-деревянные башмаки - это символы не Амстердама, а Голландии в целом, но и в Амстердаме тоже встречаются :)
 
 
Но я отвлеклась. В тот момент, когда мы оказались на улице с перекрестком из трех горбатых мостиков, нам стало неуютно в нашей машине. Так бывает, когда въезжаешь на узкие улочки какого-нибудь старого города, и твой родной автомобиль делается вдруг как бы бегемотом в посудной лавке. Вынужденным пробираться на цыпочках между хрупких ваз. Брр, не люблю. А тут еще улицы были слегка перекопаны и кругом велосипедисты-велосипедисты…
 
 
Но до отеля Armada мы добрались всё-таки без приключений. Сдали машину с руки на руки валет-сервису… Я, кстати, такие чудеса до сих пор только в Штатах видела. Валет-сервис – это когда специальный чувак забирает у вас машину и сам ее паркует. А потом в условленный срок подгоняет к дверям. Ну, помните в американских фильмах? Вальяжный миллионер у входа в теннисный клуб кричит «Эй, чико!» и кидает смуглому набриолиненному парню в униформе ключи от своего роскошного кабрио. Парень, почтительно ловит ключи, хитро блестит черными глазами, садится в машину и уезжает. Меня все время интересовал вопрос, что его удерживает от того, чтобы уехать насовсем. Муж мой тоже, кажется, не имеет твердого ответа на этот вопрос, поэтому пользуется услугами валетов очень неохотно. Кто, говорит он, припаркует мою машину лучше меня? Кстати, в этот раз он оказался прав: машину нам вернули с царапинкой. Хотя валет нам достался почти совершенно настоящий: и смуглый, и набриолиненный. А кожаную куртку, джинсы и златую цепь на шее вполне можно считать униформой.
 
 
Слушайте, вы не знаете, куда меня всё время несет, а? Явно куда-то вбок… Я же хотела рассказать про отель. А отель нам попался исторический. В этом, рискну утверждать, состояло единственное его достоинство. Ну, еще, пожалуй центральное расположение (оттуда практически до всего можно было дойти пешком) и еще тот факт, что окно нашей комнаты, выходило прямо на грахт. Грахт – это канал так называется, по-голландски. Я буду так их называть, хорошо? Для колорита :)
 
 
Вот. А в остальном гостиница Armada показалась мне довольно непритязательной. Хоть и недешевой. Одеяла – просто древние, ветхие, местами прожжённые, того и гляди рассыплются в прах. Телевизор – тоже ровесник века, прошлого. Вода в душе еле-еле течет. На потолке какие-то пятна неприятного вида. Ну, еще лифт там у них не работает. Но есть, номинально. А лестницы, кстати, в исторических амстердамских домах очень крутые. Потому что сами дома эти узкие, пологие короткие пролеты не поместятся, поэтому один этаж – один пролет. И такой крутой, что хоть на всех четырех поднимайся. Но это как раз скорее плюс, чем минус, потому что где бы мы еще узнали, какие лестницы бывают в исторических амстердамских домах, смотрящих окнами на грахт.
 
 
Но самым большим и толстым минусом отеля Армада показались мне его тонкие стены. Нет, правда, тонкие-тонкие, прямо бумага. Даже удивительно, как такие стены могут быть в старом здании? В общем, мы слышали всё, что происходило у нас за стеной. А за стеной у нас происходила очень веселая круглосуточная вечеринка. Видимо, люди дорвались до легального канабиса и… Ну, в общем, праздновали они 24 часа, потом столько же, очевидно, спали, потом опять взялись праздновать. В первую амстердамскую ночь я лежала под ветхим одеялом, слушала слегка приглушенный бумажной стенкой многоголосый хохот и придумывала отвратительный отзыв на Армаду для hotels.de. Но потом перестала корчить из себя святую мученицу, воткнула в уши беруши и уснула, напоследок подумав о том, что эти звуки из-за стены и запахи из-под двери, возможно, тоже относятся к символам Амстердама :)
 
 
Кстати, а вы знаете, почему Амстрердам называется Амстердамом? Я вот, честно сказать, не знала. А всё очень просто. Деревушка, с которой начинался этот город, называлась Amstelredam - Дамба на (реке) Амстель. Со временем lre превратился в просто r, и вот вам результат.
 
 
Что в Амстердаме самое главное? Для меня - домики. Ах, эти домики, домики, смотрящиеся в грахты... Они привели меня просто в экстаз. Они же сделаны из пряного теста спекуляциус и украшены сверху завитушками белой глазури или сливочного крема. Пряничные домики. Их хочется немедленно съесть, но жалко разрушать красоту.
 
 
Мосты в Амстердаме горбатые. Или разводные, с крыльями. С крыльями, да. Лучше объяснить не могу, будут фото - сами увидите. Каналы, то есть я хотела сказать, грахты в Амстердаме ничем не огорожены, хочешь падай в воду, хочешь нет. Тоже символ Амстердама, на мой взгляд. Свобода упасть. Кстати, и трамвайные пути тоже как-то неожиданно появляются на дороге. Трамваи, правда, звенят, если что. Негромко.
 
 
Кстати, еще о грахтах. По городской шутливой легенде глубина каналов в Амстердаме три метра. Из которых один метр составляет вода, второй - грязь, а третий - велосипеды.
 
И вообще, всё, что говорят про велосипеды и велосипедистов в Амстердаме - всё правда. Они везде-везде-везде. Лично я два раза чуть не оказалась у них под колесами. По-моему, велосипедов в этом городе больше, чем жителей. И уж точно, передвигаться на двух колесах здесь несравненимо удобнее, чем на четырех. И даже, кажется, проще, чем на своих двоих. А недалеко от вокзала есть закрытый паркинг на 9,5 тысяч велосипедов. Вдумайтесь: девять с половиной! Тысяч! И этого, говорят, совершенно недостаточно.
 

Что еще сказать про Амстердам? - С Санкт-Петербургом они совершенно непохожи. Здесь, конечно, есть каналы и филиал питерского Эрмитажа, но сами города имеют очень мало общего. Похож Амстердам - как это ни банально - на Венецию. В некоторых местах просто копия. Я видела на набережной итальянских туристов, рассуждавших о Канале Гранде. Амстердам, как и Венеция, стоит на деревянных сваях. Городские службы внимательно следят за тем, чтобы надводная часть свай во веки веков оставалась сухой, а подводная - под водой. А иначе всё может начать гнить. Уровень воды регулируется при помощи шлюзов. Откроют-закроют, целая наука.
 
Жители Амстердама, похоже, не слишком любят рано вставать. В нормальной жизни мне бы очень импонировало это их качество, но вот туристу, у которого музеи закрываются в шесть, а в пять надо запрыгнуть на последний речной трамвайчик, желательно бы быстренько позавтракать в девять. Кстати, о еде. Всю поездку я мечтала поесть знаменитой голландской селедки. Но она нам, увы, не попалась. Поэтому мы по-плебейски завтракали в Макдональдсе. А обедали один раз в аргентинском ресторане, другой  (невероятно вкусно) в китайском. А третий не помню где. Еще Ромка ел гамбургер из автомата. Говорит, ничего, есть можно. А свежей, малосольной, невероятно нежной селедки нам удалось попробовать в самый последний день, уже не в Амстердаме, а на окраине крошечного городка в "приамстердамьи".

Что еще? Амстердам при всем желании не назовешь чистым или спокойным городом. И мне непонятно, как простые-обыкновенные люди вроде меня, например, могут жить в его центре. Потому что здесь всё заточено под туристов. Ну, или под богему, безумную и бесшабашную...
 
 
Зато фотографировать в Амстердаме можно просто не приходя в сознание. Не отрываясь, забывая дышать. Потому что так всего много, и всё разное, разное, прекрасное, и жалко упустить хоть капельку. В дождливый день... да-да, из наших двух с половиной амстердамских дней, один нам достался совершенно испорченный, насквозь дождливый. Так вот, в дождливый день, когда фотографирование превращается в экстремальный вид спорта, к тому же довольно бессмысленный, я думала о том, как хорошо было бы иметь встроенный в глаз фотоаппарат. Взмах ресниц, фокусировка на объекте, смыкание век - щелчок затвора - готово фото. Да, собственно, так оно и происходит: все эти подробности, штучки, завитушки отпечатываются прямо на сетчатке глаза, а оттуда копируются в память, на вечное храниение.
 
 
Честно скажу вам: если бы не дождь, то амстердамские музеи нас бы только и видели. Очень может быть, что я бы тогда всерьез задалась целью пройти все амстердамские улочки от начала до конца, пересечь все мосты, постоять на всех площадях... Ну а благодаря дождю мы побывали в музее Ван Гога, на фабрике по обработке алмазов, съездили на автобусную экскурсию, прокатились на речных трамвайчиках... ну, в музей секса, правда, зашли безо всякого дождя, просто пользуясь тем, что наш неожиданно чопорный ребенок остался в тот вечер в отеле :)
 
 
Но и по городу мы погуляли достаточно. Были в "зеленом" квартале, где на каждом шагу кофешопы и полно очень-очень веселых людей, буквально киснущих от смеха :) Почему-то, в основном, англичан. Кстати, знаете, почему кофешопы называются кофешопами? Потому что в них обязательно продают кофе, а алкоголь запрещен! Зато всё другое там с марихуаной. Марихуану можно там не только курить, но и есть в кексах, пить в напитках, сосать в конфетках :) Еще там продают "волшебные грибы". А вот синтетические и тяжелые наркотики в Голландии запрещены.
 
 
Еще мы были в "радужном" районе. Или его нужно называть "голубым"? В любом случае, над гей-барами были вывешены радужные флаги. А кругом были такие узенькие мощеные булыжником улочки-закоулочки, и мне казалось, что вокруг нас не настоящий город, а декорация к какой-нибудь сказке.
 
 
Квартал красных фонарей просыпается ближе к вечеру, зажигаются фонари, много красных, некоторые белые, потихонечку обживают свои витрины девочки. В Голландии проституция является вполне легальной, девочки застрахованы, регулярно проходят мед.обследование, платят налоги... У них даже есть свой профсоюз. А вот сутенерство - запрещено законом, такие дела.

В квартале Красных фонарей фотографировать запрещено, приватная сфера проституток и их клиентов строго охраняется. Темнеет медленно, и мы проходим чуть дальше, чтобы сфотографировать церковь Oude Kerk. Да, прямо в квартале красных фонарей есть церковь, по-моему, очень логично. В витринках бок о бок с церковью уже сидят девочки, пухленькая негритянка, завидев у меня в руках камеру, что-то сердито и неслышно кричит за стеклом, делает руками запрещающие жесты, прячется за плюшевую бордовую штору...

Когда небо совсем темнеет, улица до краев наполняется напряженным весельем, возбуждением, громким смехом, музыкой, огнями. Красными. Порно-театры, эротические шоу, секс-шопы зазывают клиентов. Но самое интересное - это, конечно, девочки в их витринах. Раньше я почему-то всегда думала, что они сидят там, как манекены, холодные и неподвижные, на высоких барных стульях, позволяя себя рассмотреть. Но это оказалось совсем не так. Во-первых, каждая витринка - это такая маленькая комнатка с большим французским окном. В комнатке можно разглядеть кровать, умывальник из нержавейки, кресло. Барный стул тоже присутствует. Обстановка выдержана в пунцовых тонах и красным же подсвечивается. Французское окно при желании занавешивается тяжелой бордовой шторой. Это происходит, если к девочке заходит клиент, и, наверное, если ей самой нужна маленькая передышка. Стекло в двери-окне слегка тонировано и от этого девочки выглядят бархатными или фарфоровыми. И вовсе они не сидят в ожидании! Ну, то есть, некоторые сидят. В соблазнительных позах. Или даже пишут СМСы, демонстративно не обращая внимания на происходящее снаружи. А вот другие, например, танцуют. Или соблазнительно прохаживаются, шаг туда-шаг обратно, томный взгляд наружу :) Эротично причесывают длинные волосы, весело болтают с соседками, хохочут (видимо, между некоторыми кабинками есть окошки!). Или даже открыто флиртуют с прохожими, приоткрывают дверь, непринужденно окликают, машут рукой, манят пальчиком.
 
 
Они разные-разные, действительно на любой вкус. Худышки, толстушки, "самый сок", длинноногие, крепенькие, темненькие, светленькие, кофе с молоком, молоденькие, постарше, совершенно кукольные, очень естественные. С маленькой грудью, правда, не заметила ни одной :) Одеты девочки в купальники. Особенно популярны фосфорицирующие или совсем такие крошечные... Полосочка там, полосочка тут, непонятно, на чем держится. Видела несколько дам постарше, в чудесных полупрозрачных неглиже, очень женственных. Топлесс не видела никого. А еще там есть парочка улиц, даже не улиц а узких-узких проходов, где двум людям не разойтись, и с каждой стороны - витрины-витрины. А в них девочки одна прекраснее другой. И все такие, что прямо не знаешь, куда смотреть. Даже у меня дух захватило от такого великолепного разнообразия. Каково же мужчинам, бедным :)
 
Но самое прекрасное - это прогулки по ночному Амстердаму. И дело даже не в том, как красиво отражаются в каналах изысканно подсвеченные дворцы и мосты. И не в том, что на площади Рембрандта деревья обвиты светящимися гирляндами, голубыми, золотыми, как будто бы там круглый год новый год. И не в парящих над городом башнях, одна из них была такая нежная, подсвеченная розово-бело-голубым, мне все время так хотелось к ней выйти, а это оказалась просто башня Монетного Двора, мимо которого мы ходили каждый день, и вблизи она оказалась вполне себе обыкновенной.

Нет, дело в том (и это еще один мой персональный символ города), что амстердамские окна не знают ни штор, ни жалюзи. Они всегда чистейше вымыты, и за ними по вечерам открываются сказочные миры. Так бы и ходила по городу всю ночь и беспардонно заглядывала людям в окна. Или в двери. Двери тоже бывают из слегка волнистого старинного стекла, широкие, двустворчатые, забранные чугунным узором в виде стилизованных ветвей и цветов. А за дверьми - торжественная широкая прихожая, даже приемная, на полу нежных цветов ковры, дальше видна комната, ярко освещенная хрустальной люстрой, стоит антикварный диван в красной обивке. Люстра отбрасывает радужные блики, но никого из жителей не видно. И всё это в обычном доме.

По соседству молодой мужчина очевидно возвращается домой, открывая своим ключом дверь, ведущую прямо с улицы в квартиру. Открывает дверь, зажигает свет и мы на минуту видим бесконечно-длинный коридор, белый, с множеством дверей. Двери-двери-двери, куда они ведут? Потом идём дальше, и я снова украдкой заглядываю в чужие окна. Вижу ярко освещенную библиотеку: полки-полки-полки от пола до потолка, с разноцветными книгами. Вижу нерко освещенную комнату с накрытым на двоих столом, покрытым белой льняной скатертью. Белый фарфор, столовые приборы из потемневшего серебра, бутылка красного вина, витой подсвечник на три свечи... И ни души. И рядом, на маленькой аккуратной кухне, облицованной кремовым кафелем с рисуночками, тоже никакого движения. Ни у продуманных шкавчиков, ни у чистейшей мойки из тускло блестящей нержавеющей стали.  В следующем окне успеваю заметить только букет из розовых и желтых тюльпанов в простой белой вазе на подоконнике. Куда пропали люди из этих квартир?
 
 
Дальше еще безумная какая-то комната, с пола до потолка обвешанная плакатами, цветными и черно-белыми, уставленная разномастными креслами, сверкающая полдюжиной разных люстр. И опять никого внутри! Но это явно какая-нибудь студия, не предполагать же всерьез, что кто-нибудь может жить в таком помещении. Хотя... от амстердамцев, кажется, можно ожидать и не такого.
 
Следующее просторное окно на втором этаже открывало, кажется, чью-то мастерскую. Вплотную к окну подвинутый большой стол с инструментами и настолькой лампой. Над столом развешаны... кажется, заготовки для игрушек? По-моему, я вижу деревянный самолет и игрушечную птицу... В комнате этажом выше окно поменьше, и там даже висят полосатые шторы. Но шторы подобраны по краям так, что можно видеть книжные полки и желтый торшер рядом с уютным креслом. И снова никого!
 
 
Возможно ли, что там живут невидимки? Или хитрые амстердамцы просто выстроили перед окнами сверкающие интерьеры специально для любопытных туристов, а сами спрятались куда-нибудь и, хихикая, потихоньку пьют вино, а то и покуривают "косячок"?
 
 
Не знаю, не знаю... В любом случае, не все из них были в тот вечер осторожны, и мне удалось засечь двух девушек в небольшой комнате полуподвального этажа. Комната была ярко освещена, стекла в окне по обыкновению отматы до кристальной чистоты. Девушки сидели за столиком, на котором стояли кофейник и чашки, бутылка вина и пепельница. Девушки курили, пили кофе и весело болтали. А вокруг них был огромный, дикий и необузданный бардак. То есть столик, за которым они устроились, был единственным местом в комнате, единственным оазисом, свободным от барахла. На полу же, на мебели и даже, кажется, на люстре лежала и висела разнообразная одежда, книги, вывернутые наизнанку косметички, плюшевые игрушки, сумочки, обувь и прочее. Как будто здесь кто-то только что что-то искал, бессмысленно и беспощадно. И, очевидно нашел. Нашли. Судя по довольным лицам и непринужденным позам девушек - нашли :)  А, возможно, никто ничего не искал. Просто девушкам надоел порядок, и они решили устроить его противоположность. Или просто вернулись из отпуска, открыли чемоданы и в припадке веселья выкинули из них все вещи. Подбрасывали, расшвыривали, распинывали, пританцовывая и хохоча. А потом утомились и сели попить кофейку :)
 
 
Такой вот Амстердам. Остальное - в картинках.
rakushki: (travel)
И напоследок виды с башни Монпарнас. Да, в башне 57 этажей, высота ее 210 м. Отвратительный черный зуб посреди Парижа. Но свою положительную роль башня всё же сыграла: через два года после ее появления строительство небоскребов в центре Парижа было запрещено.

Мы решили подняться на башню вечером, потому что любим и высоту, и ночные города. А уж сочетание и того, и другого обещало быть просто невыносимо прекрасным. Со скоростным лифтом мы взлетели на последний этаж, поднялись на крышу и увидели, как город зажигает огни, тщетно пытаясь разогнать подступающую темноту. Наверху было ветрено, башня мелко дрожала под ногами и, кажется, легонько вздыхала. Это было очень трогательно и романтично, но вот фотографировать в таких условиях очень сложно. К тому же оказалось, что наш штатив слишком нестабилен и коротконог: в самом высоком положении морда камеры оказывалась прямо напротив перил. Так что пришлось всё развинчивать и пристраивать фотоаппарат на эти самые перила. Которые вздрагивали и тонко вибрировали под руками. Так фотографии что качеством не блещут, простите.

простите )



и далее: ) 

А потом мы спустились обратно на землю Монпарнаса, где с наступлением темноты из баров прямо на улицу вытаскивают большие кресла и маленькие столики. На каждый столик ставят по кальяну, а в креслах  устраиваются подозрительные личности, чтобы расслабленно курить, распространяя вокруг себя странный запах, и лениво разглядывать прохожих, и негромко переговариваться, и... не знаю, что они там еще делают, эти осоловелые курильщики кальянов. И овощная лавочка в ряду баров нисколько не отличается от своих соседей режимом работы: вечером до полуночи, днём с полудня. Ну, и в самом деле, кому нужны овощи ранним утром, когда с неба светит солнце, по обочинам бегут ручьи, и весь Монпарнас пахнет какао и сдобой. Да-да, даже Макдональдс продает здесь по утрам круассаны. Никаких бургеров, ребята, круассаны с какао.

Да, будет утро, будет день, и мы еще вернемся к тебе, Париж.

Всё :)



This entry was originally posted at http://monisto.dreamwidth.org/207540.html. Please comment there using OpenID.
rakushki: (travel)
Знаете что я подумала? - Гулять так гулять. В том смысле, что теперь выложу еще и фотографий с Собора Парижской Богоматери, с самой верхотуры. С него, конечно, не так познавательно наблюдать, как с Эйфелевой башни, но всё равно красиво. И погода была такая чудесная, к тому же. Так что я слов не буду писать, просто посмотрите: )





This entry was originally posted at http://monisto.dreamwidth.org/207326.html. Please comment there using OpenID.

Profile

rakushki: (Default)
Ракушки

September 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718 19 2021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios